Шерлоки нашего времени. Частный детектив из Ижевска рассказал о тонкостях работы детективов

Частный детектив

Профессия частного детектива чрезвычайно редка. На всю Удмуртию всего девять человек обладают лицензией, позволяющей им заниматься сыском, не будучи сотрудником правоохранительных органов. Эдуард, который хотел максимально скрыть свою личность для широкой публики, рассказал «ДЕНЬ.org» о тонкостях своей работы.

Заходя в кабинет частного сыщика, я почувствовал на себе его беглый, но при этом крайне внимательный и досконально сканирующий меня взгляд. Детектив Эдуард говорит, что таким образом он анализирует каждого, кто приходит к нему.

«Для любого человека предварительно нужно составить психологический портрет, чтобы выяснить, действительно ли благи его намерения, 50% всей необходимой информации можно понять еще по телефону, — поясняет он. — Если мы поймем, что человек задумал что-то дурное, то можем отказать ему».

Коренастый мужчина средних лет, сидя за своим столом, рассказывает о своей профессии спокойно и размеренно, очевидно, взвешивая каждое слово, которое собирается адресовать собеседнику.

«Получить лицензию детектива может далеко не каждый. Для этого человек должен иметь высшее юридическое образование, не менее пяти лет работы в уголовном розыске, не должен иметь судимости и каких-либо компрометирующих его фактов. Только в этом случае МВД будет рассматривать его кандидатуру для этой работы, — говорит Эдуард, плавно постукивая пальцами по столу. — Заниматься нужно тем, что умеешь делать. Я офицер уголовного розыска на пенсии. Частным детективом работаю с 2010 года».

Он отмечает, что даже если кандидатура потенциального сыщика будет утверждена, не каждый выдержит на такой работе долго.

«В кино все показывается красиво и наигранно, конечно, в жизни все гораздо сложнее — это кропотливый труд, требующий предельно сосредоточенного изучения. Если человек работал в уголовном розыске, он знает, что такое бегать и откапывать нужные факты, а если он просто сидел в кабинете несколько лет — ему явно будет непросто, — рассказывает Эдуард. — Собственно, главной сложностью в нашей деятельности является как раз таки добыча информации».

Это обусловлено достаточной ограниченностью полномочий частного сыщика.

«На Западе у частных детективов гораздо больше возможностей. Например, он может делать запросы в правоохранительные органы, чтобы получить какую-то информацию, а у нас совсем нет такой возможности, — говорит следопыт. — Мы, в отличие от полицейских, не можем пользоваться оружием, только спецсредствами, то есть резиновой дубинкой, перцовым баллончиком. Понимаете, это мелочи, но без них сложно. В Госдуме сейчас, насколько я знаю, собираются расширить круг наших возможностей».

В кино часто можно увидеть, как частным детективам нужную информацию «сливает» какой-нибудь знакомый полицейский. На деле такое происходит редко. Эдуарду на старые связи в рядах правоохранительных органов рассчитывать не приходится — многие его хорошие знакомые сейчас уже на пенсии. Со своими немногочисленными коллегами Эдуард периодически общается, какой-то конкуренции особо не замечает — напротив, исключительно профессиональную солидарность.

«По возможности мы стараемся помогать друг другу: мы состоим в ассоциации частных детективов, общаемся с коллегами из других регионов, а иногда даже стран», — говорит Эдуард.

На вопрос о наличии в его профессии непосредственного риска для жизни, немного задумавшись, мужчина ответил, что серьезной опасности практически не бывает.

«Лично у меня есть лицензия на ношение оружия, но я даже пистолет себе не покупаю, потому что необходимости нет, — рассказывает Эдуард. — Был как-то случай: мы с помощниками вышли на банду мошенников, но потом дело отдали полицейским».

Чаще всего работа правоохранителей и частных сыщиков не пересекается. К детективу обращаются с просьбой выяснить какую-то информацию, когда сами интересанты не хотят светиться, к примеру, удостовериться в верности или неверности своих супругов или супруг.

На всю республику всего девять частных детективов. По словам Эдуарда, его работа определенно пользуется спросом. Обращаются к нему и состоятельные граждане, и люди со средним достатком. Стоимость рассчитывается в зависимости от сложности расследования и начинается с трех тысяч рублей.

«Просят очень многое: анализ круга общения ребенка, проверку партнеров по бизнесу, определение верности супругов, — говорит сыщик. — Обращаются разные люди: и мужчины, и женщины, в основном это обычный средний класс, пенсионеры периодически приходят. Разных случаев очень много, и, хотя все они похожи внешне, каждый из них индивидуален и по-своему ярок».

Вспоминая необычные фрагменты своей деятельности, Эдуард рассказал о женщине, которая обратилась, чтобы узнать, верен ли ей ее муж. Супруг действительно изменял своей жене, правда, как оказалось, с другим мужчиной. Бывает, что неверные мужья становятся жертвами мошенниц и помощь частного детектива позволяет вовремя остановить эту связь и даже впоследствии наладить отношения в семье.

В досье детектива можно встретить и случаи, когда жена просила установить реальный заработок бывшего мужа, который не желал платить алименты, и действительно, был найден дополнительный доход. Или, к примеру, один из супругов скрывал от суда свою недвижимость в другом городе.

«В ходе расследования все недоговоренности, так или иначе, всплывут, обмануть нас очень сложно, — говорит Эдуард. — У многих людей частный детектив сразу ассоциируется с рассматривающим чьи-то следы человеком в плаще, с трубкой в зубах и лупой в руках, но, обращаясь к сыщику, вы не за шутками к нему приходите, он проводит полноценное серьезное расследование».

И тем не менее назвать нынешнего следопыта современным Шерлоком Холмсом, по словам Эдуарда, можно, просто сейчас он несколько трансформировался на современный лад.

Источник