Шпионские бизнес-войны: Кто тратит на детективов миллионы

Шпионские игры

Ещё совсем недавно основными клиентами детективных агентств были ревнивые жёны и мужья. Теперь к сыщикам потянулись бизнесмены. В кризис один корпоративный скандал сменяется другим. Сотрудники активнее продают базы клиентов, поставщики скрываются с предоплатой, конкуренты не скупятся на прослушку, продавцы в магазинах воруют товар у владельцев. Убытки от внутреннего воровства измеряются десятками миллиардов рублей в год.

Весной в офис детектива Олеси Пуховой пришла группа сотрудников крупной компании — оптового поставщика нижнего белья. Они наперебой рассказывали, что в их фирме творятся просто мистические вещи: у бухгалтера не сходится «дебет с кредитом», товар бесследно исчезает со склада, а заказчики в крупных партиях нет-нет да недосчитаются десятка стрингов или парочки «боксеров».

Учитывая объёмы поставок, компания несла миллионные убытки. Только вот собственными силами найти вора не получалось. Инициативная группа сотрудников предоставила Пуховой свой список подозреваемых. Опасения были не напрасны.
«Выяснилось, что несколько сотрудников открыли собственный интернет-магазин и уже пару лет торгуют товарами компании, в которой работают. Просто крадут их у своих работодателей»

Именно махинации внутри фирмы сейчас чаще всего приводят бизнесменов к детективам. Потери российского бизнеса от мошенников стремительно растут. Об этом свидетельствуют результаты недавнего исследования компании «Инфосистемы Джет». Например, только с 2014-го по 2015 год убытки кредитно-финансовой отрасли увеличились на 26,8%, телекоммуникационных компаний — на 6,8%, ретейлеров — на 16,2%. При этом в сетевых магазинах электроники мошенничество в сфере дополнительных сервисов выросло на 86,2%. В среднем только от обмана работников ретейлеры потеряли почти 20 млрд рублей.

— За последний год число клиентов у меня выросло примерно на 15%. Из них только 5% — это личные заказы физических лиц, — рассказывает член Ассоциации частных детективов Геннадий, пожелавший не раскрывать свою фамилию. — 95% занимают корпоративные заказы. Чаще всего бизнесмены платят за проверку персонала и контрагентов, чуть реже — за сбор информации для деловых переговоров и расследование.

Всплеск мошенничества во многом спровоцировало снижение зарплат сотрудников и доходов компании во время кризиса.

— Сейчас бизнесмены больше думают, как обезопасить себя от потенциальных убытков. Соответственно, чаще обращаются к детективам, — добавляет Пухова.

Чужой среди своих

Полтора года назад крупная строительная компания купила экскаватор за 25 млн рублей. Руководитель так ничего бы и не заподозрил, если бы прибыль фирмы вдруг не стала снижаться и ему не пришлось задуматься над оптимизацией расходов. Тут-то он и стал вникать в цены на технику. Как оказалось, та же самая модель экскаватора стоит всего 14 млн. Решил проверить сотрудников.

— Как оказалось, 11 млн рублей были попросту украдены, — поясняет детектив Геннадий. — Чтобы скрыть следы преступления, предприимчивые сотрудники выстроили большую цепочку посредников. Некоторые были аффилированы с персоналом фирмы, а кто-то просто получил откат. Мы провели большое расследование, вычислили всю эту цепочку и нашли виновных. Несколько человек уволили.

В последнее время к Геннадию чаще обращаются компании, которые организуют тендеры. По его наблюдениям, участились случаи, когда в тендере принимают участие фирмы, аффилированные с сотрудниками заказчика, или фирмы-однодневки, созданные специально под тендер.

Например, недавно к Геннадию пришёл владелец крупной компании, объявившей тендер на транспортные услуги. Тендерный комитет возглавил топ-менеджер фирмы, и на тот момент были зарегистрированы четыре заявки на участие. Детективу не стоило большого труда узнать, что одна из этих фирм просто технически не сможет выполнить конкурсное задание, поэтому выиграть у неё шансов нет. При этом другие три фирмы так или иначе были связаны с самим топ-менеджером или его ближайшими родственниками. После этого глава тендерного комитета был уволен, а владелец фирмы объявил новый тендер, который уже объективно выиграла совершенно сторонняя компания.

Сейчас у Геннадия десять крупных корпоративных клиентов, которые оставляют в агентстве в среднем по 1 млн рублей в месяц.

— Бывает, что один клиент сразу сделает заказ на 100 тыс., а бывает, что все вместе закажут услуг на несколько миллионов. Раз на раз не приходится, — уточняет детектив.

Проверку персонала и контрагентов заказывают обычно оптом. Сотрудников проверяют по 10—50 человек в месяц. Обычно при приёме на работу. Просят проверить репутацию, а заодно и узнать — не связаны ли они с конкурентами. Контрагентов проверяют тоже в среднем от трёх до 20 в месяц.

Большие суммы набегают при соответствующем объёме работ. Наружное наблюдение стоит в среднем 3—4 тыс. рублей в час или от 30 до 60 тыс. рублей в сутки, фото- и видеосъёмка обойдётся ещё в 10—15 тыс., розыск должников и мошенников от 40 тыс., сбор информации о контрагентах от 10 тыс., проверка офиса на прослушку — от 20 тыс.

В поисках утраченного

В детективное агентство «Сыщик.ру» всё чаще приходят клиенты, которые просят найти сбежавших сотрудников. Поиск провинившихся работников, недобросовестных партнёров и поставщиков у детективов сейчас вообще одна из самых востребованных услуг.

— Чаще всего обращения поступают на проверку лояльности или поиск сотрудника, который пропал вместе с деньгами или важными документами, — поясняет руководитель агентства детектив Олег Пытов. — Много обращений по поиску пропавшего товара. Ну а самое банальное — поиск курьеров, которых вчера взяли на работу, а сегодня поручили перевезти пару сотен тысяч рублей. Глупо и наивно.

Настоящий тренд этого года — обман поставщиков и партнёров. Детективы рассказывают похожие истории.

— Буквально на днях ко мне обратился руководитель компании, который перевёл 4 млн рублей на счета фирмы «Мос… электро….», — рассказывает Пытов. — После этого фирма съехала с фактического адреса, а руководители скрылись в неизвестном направлении.

Детективу достаточно было посмотреть открытые базы данных, чтобы увидеть: в Арбитражный суд на эту компанию уже поданы иски по взысканию задолженностей. К тому же, сама фирма находится в стадии реорганизации — присоединения к другой.

— Кризис заставил многих выйти на тропу обмана и мошенничества — количество пострадавших резко возросло, — делится наблюдениями Пытов. — К их числу относятся руководители, которые не утруждают себя даже самой простой проверкой контрагентов. А в результате переводят миллионы на счета мошенников.

Самые хитрые партнёры обманывают не сразу. Однажды к Геннадию обратился руководитель компании, который уже несколько раз давал одной фирме товар на реализацию. Речь шла о закупках на суммы от 300 до 500 тыс. рублей. Как вдруг в определённый момент заказчик попросил товар на 10 млн. Как выяснилось, поставщик переживал не зря. Нового партнёра уже обвиняли в похожих махинациях.

— Это один из самых распространённых видов мошенничества — пять раз берут небольшой заказ, расплачиваются, потом ещё раз берут уже на большую сумму и исчезают, — поясняет детектив.

Происки конкурентов

Настоящие шпионские страсти кипели в компании по производству высокотехнологичных деталей. Руководители видели: налицо утечка информации. Конкуренты мгновенно узнавали все новости компании, всегда опережали на шаг при заключении контрактов, мгновенно перехватывали перспективных клиентов. В такой ситуации фирме грозило неминуемое банкротство.

Руководители не без оснований подозревали всех и вся — напряжение в коллективе нарастало. Решили обратиться к детективу. Оксана Пухова долго проверяла персонал, искала возможные каналы утечки информации. Но оказалось, что сотрудники ни при чём. «Крота» так и не нашли.

— Решили проверить основные помещения на наличие прослушивающих устройств и скрытых камер — тут и была сделана главная находка, — поясняет Пухова. — Сначала обнаружили устройство в настольной лампе, далее — ещё одно в сетевом удлинителе. На компьютере руководителя нашли программу-шпион.

Кто установил прослушку, так и осталось загадкой. Но, вероятнее всего, злоумышленник не работает в штате компании.

— Сейчас компании активнее прибегают к недобросовестной конкуренции, — рассказывает сооснователь компании Forensic Solutions (занимается обеспечением безопасности бизнеса) Алексей Фролов. — Особенно используя данные банковских переводов. Рост мошенничества в этой сфере можно оценить даже по реакции Центробанка, который сейчас стал вводить дополнительные требования к информационной безопасности. И детективам часто приходится вычислять, кто и какими методами действует против заказчика. Но бывает и наоборот: не все детективные агентства работают добросовестно. Некоторые берутся за оказание услуг, которые явно лежат вне правового поля.

Например, три крупных поставщика водонагревателей в Свердловской области до сих пор не могут понять: почему с начала года они один за другим теряли клиентов. Заказчики, которые раньше были всем довольны, вдруг от сервисного обслуживания отказывались. Лишь немногие поняли, что на рынке появился новый агрессивный игрок, который и переманил клиентов. А помог ему в этом частный детектив.

Поставщик водонагревателей получил выписки по счетам конкурентов.

— Из них взяли данные о продажах конкурентами такого же оборудования, а именно дату, цену и реквизиты потребителей, — объясняет схему работы конкурентов Фролов. — Потом обзвонили всех клиентов и предложили обслуживание оборудования на 5% дешевле. Таким образом, захватили долю рынка в своём регионе — увеличили клиентскую базу примерно на 30%.

Правда, несмотря на очевидный ущерб, такие дела редко доходят до суда. Доказать вину недобросовестного конкурента практически невозможно. Просто потому, что добытую незаконным образом информацию он использовал точно по назначению — для переманивания клиентов. И нигде не афишировал.
«Информация, полученная таким способом, может предназначаться только для внутреннего использования. Потому что тут нарушается сразу несколько законов. В частности, закон о персональных данных. Никто не давал согласие на обработку персональных данных. А ими являются даже ФИО человека, дата, место рождения, паспортные данные»

Не говоря уже о том, что практически все виды общественных отношений у нас представляют собой ту или иную тайну. Например, здесь нарушается банковская тайна.

— Получить эту информацию могут только органы, которые имеют право вести оперативно-разыскную деятельность, — поясняет Корчаго. — У детектива такого права нет.

Так что большая часть информации, полученная от него, — это информация к сведению. Руководитель может понять, стоит ли вести дела с тем или иным бизнес-партнёром, можно ли доверять определённому сотруднику или поставщику. Впрочем, для бизнеса это уже немало.

Источник