Поцелуй жужелицы: сыщик разыскивает редкого жука

Детская мечта – стать детективом, да не обычным, а чтоб не как все, страстная увлечённость книгами Бианки и программой «В мире животных» — только намекали Валерию на выбор жизненного пути
Фото: Олег Довгаль

Мы представляем премьеру авторской рубрики обозревателя Оксаны Крученко «Московские окна». Она находит интересных людей, о которых газета писала много лет назад, и узнает, чем ныне живут герои старых репортажей, решились ли волновавшие их проблемы.

Этот рассказ Оксаны о Валерии Сугробове — первом в столице детективе, который разыскивает пропавших животных.

На улице похолодало, то снег — то дождь-то ветер, а значит вот-вот в информационное поле вернется сезонный вопрос «Где зимовать бездомным животным?» Замуровывать или нет подвалы, ставить во дворах теплые домики для кошек или это бесполезная затея, и есть ли смысл в стационарных кормушках – споры между коммунальщиками, зоозащитниками и сочувствующими разгорятся нешуточные, вот увидите. Каждый скажет «лично я считаю» и обязательно будет апеллировать: кто к закону, кто к правилам содержания жилых помещений в Москве, кто к статистике, а кто к совести. И только какая-нибудь сердобольная тетя Зина с племянником Петей поставит у подъезда пару самодельных ящиков со старыми фланелевыми пеленками – авось какая котейка и спрячется в непогоду.

Так было всегда и так будет сейчас. Правых, конечно же, не найдут. Точно также, как не скоро «заинтересованные стороны» договорятся: стерилизовать бездомную четвероногую голытьбу – это правильное решение или лучше еще подумать.

У первого в Москве, да и в стране, детектива по розыску пропавших животных Валерия Сугробова на этот счет мнение созрело давным-давно. Еще в 1995 году. Не стерилизовать, а кормить специальными добавками, которые не только подавляют способность к размножению, но и снижают агрессию Бобиков и Мурзиков.

Как говорит сам Сугробов, в бюджете статья «О выделении средств на стерилизацию» есть, а «На странные идеи Сугробова Валерия Юрьевича» — нет.

Про идеи, Бианки и дворнягу Пушка

А между тем – именно они – эти «странные идеи» 28 лет назад толкнули уважаемого человека, старшего эксперта-криминалиста Тимирязевского РУВД Валерия Сугробова, после семи лет службы, снять милицейские погоны и стать частным детективом по розыску пропавших животных. Первым и единственным.

— Я в органы пришел по убеждению, по убеждению и ушел из них. – уверяет Сугробов.

Детская мечта – стать детективом, да не обычным, а чтоб не как все, страстная увлечённость книгами Бианки и программой «В мире животных» — только намекали Валерию на выбор жизненного пути. А старая дворняга Пушок его определила окончательно. Взяла однажды, да и пропала.

— Тогда я понял, что никто у нас в стране потерявшихся животных не ищет. – рассказывает Валерий. – Это была любимая собачка, между прочим. О, боже, тогда я еще был максималистом!

А Пушок, как позже понял Сугробов, никуда не пропал: он ушел подальше от дома, чтобы никогда не вернуться — дни его стариковские были сочтены.

 Олег Довгаль

Когда Валерий Сугробов почувствовал, что его уже с лихвой, а было это в 2000 году, то написал свою первую книгу «Как найти пропавшее животное»

— Кстати, любовь к животным – это у меня от родителей. – уточняет Валерий. – Мама лошадьми увлекалась, так как конным спортом занималась, а папа ежиков любил. Ну, вот, просто любил ежиков. Они же такие потешные!

Итак, в 1989 году в Москве появился частный детектив по розыску пропавших животных. С опытом криминалиста, знаниями о животных, почерпнутыми из всех доступных в СССР источников, хорошей интуицией, добрым сердцем и большой лупой а-ля 18 век, которую Сугробов купил, еще будучи милиционером. Голливудской комедии про «Эйса Вентуру» не было даже в замыслах.

— Вообще в кино этом ничего общего с жизнью нет, — фыркает Сугробов. – У героя фильма сплошные развлечения, а в нашей работе – грязь, грязь и грязь.

Про грязь, куриный бульон и кошачьи вопли

В нескольких словах схема розыска пропавшего животного по-сугробовски, вроде бы, простая: опросить клиента, все исправно записать, расклеить объявления, а там уже – оперативные действия.

Что тут грязного? Да хотя бы постоянное общение с бомжами и перекупщиками животных. Развесил бумажки – и айда по округе ходить, «неравнодушных» опрашивать. Так Валерий быстро создал агентурную сеть «стукачей», которые помогали ему в работе. За «пузырь».

— Объявления это только начало, — рассказывает сыщик. – Бывало, что они срабатывали и за день пропавшее животное находилось – нам просто звонили «ваша собачка у меня», а чаще по 60-70 километров в день приходилось на ногах наматывать. На износ. Никаких выходных, праздников. Заявка поступила, и ты идешь. В мороз, в жару, по лесам, подвалам. И с каждым поиском опыта набираешься. Чтобы ноги зря не бить, думать начинаешь. Если зимой животное пропало, сначала ищешь там, где теплее, где его могут покормить (столовки, теплотрассы, шашлычные всякие). И следы читать научился, и психологию животных выучил, и повадки. Хитрости разные приходилось придумывать.

Из хитростей. Например, Валерий Сугробов, бывало, поливал кусты куриным бульоном. Собак так приманивал. А рядом клал вещь хозяина потеряшки.

— Бродячие собаки на запах бульона прибегали и могли с собой привести нашу беглянку, — делится секретами детектив. – Та обычно ложилась и ждала хозяина, рядышком с его вещью. Кстати, люди, видя такое ноу-хау с бульоном, даже психушку вызывали.

А одну псину тем же манером сыщик ловил на… водку.

— Собака с ума сходила от ее запаха. Ни одного пьянчужки, что под кустом валялся, не пропускала. Облизывала с ног до головы. – смеется Сугробов. – Так я для всех собак кусты бульоном поливаю, а для нее персонально – водкой. Пьяницы меня ненавидели.

 Олег Довгаль

Схема розыска пропавшего животного по-сугробовски, вроде бы, простая: опросить клиента, все исправно записать, расклеить объявления, а там уже – оперативные действия

Мышек Валерию помогали находить кошки: в какую сторону Мурка ушами поведет – там и ищи Нарушку. А кошек детектив разыскивал с помощью магнитофона. Записывал на пленку вопли мартовского кота и включал на всю катушку. Кошечки, говорит Валерий, шли знакомиться, а коты драться.

— Иногда люди из окон кричали «живодеры!», «хватит мучить кота!», милицией угрожали. – улыбается воспоминаниям детектив по розыску пропавших животных. — А однажды я пленку перепутал и вместо кота заорал Высоцкий на всю улицу. И смех, и грех!

Про книгу, неприличного павиана и развод

Вообще, рассказывать о своей необычной работе частный сыщик может часами и до хрипоты.

— Помню, овчарка пропала в Москве, а нашлась через три дня в Питере, — говорит Валерий. – Как она туда попала? Может на поезд запрыгнула, а может и бегом- говорят же: для бешеной собаки и сто верст не крюк. А еще был случай, нашел я собаку, хозяин ее признал, а потом выяснилось, что у него псина -девочка была, а найденыш ногу вдруг задрал. Или искал бульдога, всю округу протопал – нету. Оказалось, сидит в колодце. Я над бульдогом этим сто раз прошел. Получил тогда новый опыт – смотри вниз.

Кстати, что касается опыта. Когда Валерий Сугробов почувствовал, что его уже с лихвой, а было это в 2000 году, то написал свою первую книгу «Как найти пропавшее животное».

— Ну, как книгу? Маленькую книжечку. – улыбается Валерий. – Ей я пометил место первого детектива по розыску животных в Москве.

Последнюю книгу, 29-у по счету – «Записки зоосыщика», он издал в этом году, уже будучи членом Союза писателей России.

 Олег Довгаль

Сугробов со своим ягдтерьером Лаймой. Сейчас это его единственное домашнее животное

— Пишу я лучше, чем рассказываю, — убеждает Валерий. Лукавит, конечно. Рассказывает Сугробов – заслушаешься. Вот, например, история про павиана.

— Мне полиция позвонила: у нас по улице гуляет павиан. – описывает события 15-летней давности Сугробов. – Приезжаю, а он здоровый – больше меня. Я с помощниками приехал, усыпили его слегка и в попугайскую клетку посадили. Через некоторое время он пришел в себя, как Кинг-Конг клетку спокойно раздвинул и вышел. Мы покидались друг на друга, снова его «успокоили» и вызвали столяра, чтоб клетку быстро крепкую смастерил. Так павиан в этой клетке и жил, пока в цирк я его не отдал. Вредный был. Неприличный. Экскрементами в меня кидался. Ни стыда, ни совести! Но все равно его люблю. Как человечек, ведь. Глазки, мордочка, поведение.

Между прочим, павиан был не единственным животным, «квартировавшим» в московской двушке сыщика. Когда в списке услуг детектива кроме розыска, появилось еще и спасение – в семейной жизни Валерия Сугробова, как говорится, наметилось напряжение.

— Ну а как быть? Спасешь животину – собака под гаражом застряла бездомная, голубь в трубе- , куда их девать – несу домой. – говорит детектив. – У меня в квартире 25 кошек жили, 10 собак, утки, филин, летучая мышь, ежики, черепашки, змеи, ящерицы и все-все-все.

Терпение жены Валерия закончилось, когда он притащил «на постой» 30 гадюк.

— Она сразу со мной разводиться засобиралась, – усмехается Валерий Сугробов. Один змеелов напился и разбросал гадюк в подъезде. Люди в полицию позвонили, полиция – мне, я приехал, собрал змеек в мешок и домой. А когда тот метатель змей проспался, я их ему вернул. Если б жена на воспротивилась, точно дома оставил бы, все тридцать. Люблю я змей.

И правда. За удавом, которого детектив вытащил из милицейского уазика, он так ухаживал, что супруга Сугробова нет-нет, да и упрекнет: «со мной бы так носился».

— Я змеюку эту тоже спас. – вспоминает Валерий. – Она в машину под щитки забралась. Сложно было удава оттуда вытаскивать. Я все железяки, какие можно, снял, проводки поперексывал, я он – ни в какую. Только по частям выковыривать. Пришлось схитрить. По стороны мордочки я мешочек поднес, который в виде норки собрал, и за хвост щекочу. Так он в эту «норку» и сполз потихоньку. Долго потому у меня жил. Пока жена не поставила перед выбором – удав или она. Я ее решил оставить. А ведь удав мне на работе мне помогал, на телевидение я его брал часто.

Женщина однажды вызвала Сугробова крысу поймать — тот с удавом пришел, говорит, сейчас мой удав вашу крысу в два счета схомякает. Даме и от крысы-то не по себе, а тут еще и змея – тоже не сильно приятная.

— А потом я говорю: мы пока крысу искали удава у вас потерями. – смеется детектив. – Нужна еще одна крыса, чтоб его выманить. Я пошутил, а она в истерику.

Про коньяк, клички и крымскую жужелицу

Но в целом, клиенты работой Сугробова и его команды (а со временем Валерий набрал себе отряд из пяти бойцов – таких же подготовленных физически и любящих животных, как и он сам) оставались довольны. Платили сверх тарифа.

— Помню ящик коньяка нам дали за найденную собаку. –говорит детектив. – не помню, какого, но пошел хорошо.

В последние несколько лет Сугробов не то, чтобы отошел от дел, но «снизил градус активности». Бойцов своих он распустил, животных раздал – только и есть у него, что одна ягдтерьерша Лайма. Живет сыщик, как он сам говорит, для себя и берется только за самые интересны дела. Много консультирует. Клиентов у Сугробова хоть отбавляй. Несмотря на то, что на пятки ему наступает прогресс в виде социальных сетей, где целые разделы посвящены поиску пропавших животных, мобильных приложений, детективу звонят со всего мира звонят. То спецслужбы о секретах работы профессиональных похитителей собак-медалистов спрашивают, то спасатели уточняют, как лучше операцию провести, то простые граждане ищут своих ежиков. Все-таки Сугробов легенда. Про животных за долгие годы все-все узнал. Потому и называет сам себя без ложного стеснения самым мудрым сыщиком.

 Олег Довгаль

Валерий Сугробов, бывало, поливал кусты куриным бульоном. Собак так приманивал. А рядом клал вещь хозяина потеряшки.

— Три кликухи у меня. – усмехается детектив. – Наши называют меня Эйс Вентура, американцы майор Вал. От Валерия что ли? А года два назад одна зарубежная компания фильм рекламный снимала, так я был его главным героем. Они почему – то меня Ромео стали называть. Спасибо, что не Джульетта.

А еще Сугробова –нет-нет, да и назовет кто-нибудь Александром Поживаевым. По имени персонажа сериала, сценарий к которому написал Валерий Залотуха «Похищение воробья» (2008 года), снятого про жизнь и работу первого частного детектива в Москве.

— Залотуха сказал – «Жизнь Сугробова достойна фильма», — вспоминает сыщик. – Посмотрите сериал. Там все как раньше у меня было. Расследования, слежки. Оборудования куча: рации, камеры, встроенные в сигаретные пачки, мощные бинокли. В последние годы леса по-партизански я больше не прочесываю. Возраст не тот. Все гораздо спокойнее. Недавно в Риме у одного богатого человека собачка пропала, помогал искать, консультировал.

Сейчас Сугробов тоже в поисках: ищет в Крыму большую жужелицу, занесенную в Красную книгу. Но уже для души, не по заказу.

— Это большой и красивый жук. – улыбается первый детектив по розыску пропавших животных. – Найду, сфотографирую и в носик поцелую.

И поцелует, ведь. 

Источник: http://vm.ru